—181—

—182—

—183—

—184—

—185—

—186—

—187—

—188—

—189—

к ужасу своему, поняли, что они совершили прыжок в неизвестное, что из шедевра английской дипломатии и русских парламентских интриг выросла страшная трагедия, которую режиссировать будет уже сама судьба.
   Чего-же хочет Судьба? Очищения-ли через посредство ужасов анархии, как в годы перед 9 термидора? Кто знает, кто может сказать? Всё возможно, всё неопределённо, а в воздухе стоит гроза. В Англии знают только, что красный призрак, вышедший из тьмы подполья и властным жестом рванувший к себе бразды управления событиями, — орудие в руке того, кто будет судить и самый английский народ, кровавые преступления которого вопиют к небу. Судьба пойдёт своим путём. Куда направлен этот путь и чем он кончится для Англии, мы не знаем, знаем только, что, несмотря на режиссёрство и все козни Бьюкенена, для английского Молоха эта революция проиграна.
   Повидимому, у новейшей английской дипломатии возведено в систему прибирать к рукам все нити внутренней политики тех стран, при дворах которых аккредитованы их представители. В Стокгольме английский посланник сэр Говард перед началом сессии шведского риксдага, имевшей следствием перемену министерства и падение премьер-министра Гамаршельда, хвастался: “Большинство риксдага в моих руках, и я свалю Гамаршельда”. Так и в России в последние дни перед революцией сэр Джордж Бьюкенен был фактическим правителем. Опираясь на своих влиятельных приверженцев в Думе, он свалил старый режим, переставший быть покладистым. Это был смелый шаг, но он слишком натянул хрупкий лук и не принял в разчёты недовольство русского народа его вмешательством и недоверия радикальных партий, которые он надеялся привлечь на свою сторону “субсидированием” близко стоявшей к Плеханову социалистической газеты “Единство”. После того, как даже до того англофильская “Петербургская Газета” (Ведомости?) в резкой форме возмутилась против былого “рабства и слепого преклонения перед кумирами”. 11 апреля в “Киевлянин” появилась следующая корреспонденция из Петрограда: “Агитация против войны облечена ныне в форму народного возмущения против Англии. Говорят, что англичане — народ алчный, что они хотят использовать Россию, как они это сделали со своими колониями. Крайняя левая усвоила себе идеологию крайней правой, истинно русских людей, всегда ненавидевших Англию”… Ещё определённей высказывалась в начале мая “Рабочая Газета”: Г. Бьюкенен, повидимому, всё ещё не понимает, что так возмущает русских рабочих, а именно: прямые указания на то, что Англия присваивает себе право вмешательства во внутренние дела России, как если бы Россия была уже английской колонией”. Прибавьте сюда внезапное падение Милюкова. Урок суров, но нельзя сказать, чтобы незаслужен.
   Ни германское правительство, ни германские народы не заплачут об участии династии Романовых, которые своими империалистическими замашками и завистными ковами систематически затрудняли нам честные, мирные и добрососедские отношения с

— 190 —

Россией. Страшный конец Романовых, крах старого режима, стоявшего на трёх китах: «православие, сомодержавие и национализм» был заслужен. И во всей германской империи, в Австро-Венгрии и Турции не найдётся такого политического деятеля, который-бы не распознал в февральской трагедии неистовства апокалипсического всадника с весами, трагического вмешательства неумолимой Немезиды, которая железной рукой натягивает поводья, останавливая зарвавшегося смертного…

—※—